На Северо-Западе вырос разрыв между регионами-донорами и реципиентами

0 68

Разрыв между самыми богатыми и самыми бедными российскими регионами растет. Если пять лет назад десять субъектов-лидеров опережали десятку отстающих по уровню бюджетной обеспеченности в два с половиной раза, сейчас — почти в три. Причем эти расчеты учитывают дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности, которые регионы-реципиенты получают от федерального центра. В противном случае разрыв был бы еще более значительным.

В СЗФО по состоянию на текущий год насчитывается три донора — Ленинградская область, Санкт-Петербург и Ненецкий автономный округ. Еще два субъекта, Мурманская область и Коми, формально являются реципиентами, но дотации получают в незначительном объеме.

В своем последнем послании к Федеральному собранию президент поручил разработать механизмы, которые обеспечат долгосрочную устойчивость региональных и муниципальных финансов и повысят самостоятельность регионов. Результатом стало замещение коммерческих заимствований, объем которых превышает 25 процентов собственных доходов территорий, практически бесплатными бюджетными кредитами.

Кроме того, между регионами, эффективно управляющими долговыми портфелями, распределили кредиты по ставке три процента в год на 15 лет. Их можно направить на реализацию проектов, связанных с развитием инфраструктуры.

— Эти меры действительно позволят повысить устойчивость региональных бюджетов, однако не сделают регионы более финансово самостоятельными, — комментирует ситуацию директор Института реформирования общественных финансов, доктор экономических наук Владимир Климанов. — Хорошо, что большинство субъектов довольно успешно восстановились после 2020 года и демонстрируют в 2021-м рост собственных доходов. Но гарантий, что мы продолжим наблюдать эту тенденцию, нет. Любая новая волна ограничений может привести к падению поступлений в региональные бюджеты. Поэтому вопрос предоставления субъектам дополнительных источников доходов не теряет актуальности.

С одной стороны, по мнению Владимира Климанова, можно отменить некоторые налоговые льготы, утвержденные на федеральном уровне, но бьющие по местным бюджетам. С другой стороны, расширить доходные источники регионов или передать им часть федеральных источников. Одна из наиболее перспективных инициатив связана с зачислением в региональные бюджеты акцизов на табак. Но внедрять ее нет смысла, пока все места продажи табачных изделий не присоединятся к системе маркировки.

Кроме того, эксперту видятся многообещающими эксперименты с налогом на доходы физических лиц. В конце прошлого года в нашей стране уже приняли закон, который увеличил ставку НДФЛ с 13 до 15 процентов для доходов, превышающих планку в пять миллионов рублей в год. Однако тратить дополнительные поступления субъекты могут только на лечение детей с орфанными заболеваниями.

Недавно налоговый потенциал двенадцати дотационных регионов проанализировала Счетная палата РФ. Ведомство указало на резервы, которые можно задействовать для увеличения налоговых доходов реципиентов. Один из них — своевременная государственная кадастровая оценка (ГКО) объектов недвижимости. Такая оценка позволяет уточнить стоимость земель и зданий, нарастить объем земельного налога и налога на имущество физических лиц.

Согласно требованиям федерального законодательства, проводиться ГКО должна не реже одного раза в пять лет. Однако эти сроки соблюли только два из двенадцати регионов — объектов исследования. К примеру, Карелия, задержав кадастровую оценку, потеряла 860,9 миллиона рублей. Псковская область — 51,8 миллиона.

— При этом ответственность за несвоевременное проведение кадастровой оценки действующими нормативными правовыми актами не предусмотрена, — отмечает аудитор Счетной палаты РФ Андрей Батуркин. — Поэтому мы рекомендовали правительству подготовить предложения по установлению административной ответственности уполномоченных должностных лиц регионов.

В перспективе на распределение доходов между субъектами Федерации повлияет уход с правового поля закона о консолидированной группе налогоплательщиков (КГН). Этот документ позволил организациям, входящим в крупные холдинги, консолидировать налоговую базу.

Предполагалось, что реформа справедливо распределит между российскими регионами налоги на прибыль, уплачиваемые вертикально интегрированными организациями. Однако возможность суммировать прибыли и убытки каждого участника группы позволила крупным холдингам в принципе снизить объем отчислений в казну. В результате какие-то субъекты выиграли, какие-то проиграли, но в целом бюджетная система РФ осталась в минусе.

В СЗФО существенные потери понесла Республика Карелия. В 2013 году доходообразующее предприятие региона вошло в состав КГН. До налоговой реформы компания формировала в региональном бюджете 50 процентов налога на прибыль, после — пять процентов. По данным Счетной палаты РФ, в 2017 году бюджет Карелии недосчитался 3,9 миллиарда рублей, в 2018-м — 3,8 миллиарда, в 2019 и 2020 годах — 5,9 миллиарда рублей ежегодно.

Предполагается, что закон о консолидированных группах налогоплательщиков перестанет действовать в 2023 году. Однако окончательного решения нет, вопрос еще будет обсуждаться с комитетом Госдумы по бюджетам и налогам.

— Вопрос дальнейшей судьбы института КГН необходимо рассматривать в комплексе с новыми инициативами, направленными на повышение финансовой устойчивости российских регионов, — подводит итог Владимир Климанов.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять